Свадебные традиции от Древней Руси до современной России


Припевки и корилки, запытывание и гадания — в каждой местности на Руси были свои свадебные обряды. Как проходил девичник у наших прабабушек, кто продавал косу невесты и что подавали на праздничный стол — знакомимся с особенностями русской традиционной свадьбы.

Николай Петров. Смотрины невесты. 1861


Константин Маковский. Сваха. 1900-е


Михаил Шибанов. Празднество свадебного договора. 1777

Обычай похищать девиц

Этот обычай, по словам Нестора, существовал у русских славян, так, например, у радомичей, вятичей, северян были игры межи селы, то есть между полей, а не между сел: здесь во время игр, песен и плясок мужчины выбирали себе невест и уводили к себе в дома. В воспоминание этого дохристианского обычая Древней Руси у нас осталась древняя песня прососеяния, начинающаяся так: «А мы просо сеяли, сеяли»… Древляне уводили к себе девиц, как в древности римляне сабинянок. Самое выражение играть свадьбу напоминает древние игры, чем начиналось приобретение невест.

Сватовство

Старинные предания гласят, что для удачного брака необходимо было найти отличных сватов. Выбирали их из замужних людей, обладающих талантом ораторства и убеждения. Самыми удачными днями для сватовства считались четверг, вторник, суббота и воскресенье.

Осмотр невесты

Дабы избежать сглаза имена сватов и сам день сватовства держали втайне, и в путь они должны были отправляться только после заката солнца. Ни в коем случае нельзя было разговаривать с кем-либо по дороге. На некоторых территориях древней Руси, сватов перед дорогой забрасывали головными уборами или же хлестали. Придя в дом потенциальной невесты, сваты начинали бойко расхваливать жениха, не забывая при этом рассматривать все вокруг. Если родители девушки соглашались, наступал очередной этап свадебных обрядов – смотрины.

Преследование обычаев духовенством

Во время свадеб в старину всегда присутствовали глумотворцы (шутники), органики, гусельники (гусляры). Обычай этот существует и поныне; не раз Церковь восставала против таких порядков, которые суть прямо следы язычества, и хотела отделить все обычаи пред венчанием и по венчании, но этого было нельзя искоренить, так как самый акт, основанный в своем будущем на любви и согласии, на семейном счастье, вызывал на веселье.

Кроме языческой стихии, оставшейся в свадебных обрядах, сюда же вошли обычаи и от других народов во времена позднейшие.

Какое время считалось подходящим для проведения свадьбы?

Как и в наши дни, старинные свадебные обряды старались проводить в определенное время года. Чаще всего это делалось осенью и зимой, так как в данный период не было надобности заниматься сельскохозяйственными работами. В случае особенной надобности (например, незапланированной беременности невесты) свадьбу играли весной или летом. Но это было крайне редко.

Несмотря на это, дней для проведения торжества было не так много. Свадебные обычаи запрещали проводить венчание:

— во время Святок;

— в Пасхальную Седмицу;

— в православные праздники.

Также было не принято заключать брак в мае.

Греческие и римские обряды

В греческих и римских обрядах бракосочетания мы находим венки, обручальные кольца, покрывала (вроде наших вуали или фаты), соединение рук, свечи, свадебные дары и пр. В самом деле, как это сходно с христианскими обрядами при самом совершении брака. Венера как покровительница браков и союзов любви называлась Suada и Babia (свада и бабиа), представляем читателям разделить с нами мнение, не находят ли они сходства в слове свада с свадьбой, а в слове бабиа — баба. Этого мало: русские обычаи говорят, что и посейчас молодых осыпают хмелем, зерном и даже деньгами; смысл понятен: чтобы молодые жили счастливо, сыто и богато; но откуда возник этот обычай? Опять от греков и римлян, а также от древних пруссов.

Говоря о заимствовании обычаев русскими, мы уже не можем не сказать о том, что русский каравай как символ бракосочетания тоже заимствован у римлян. У римлян, как известно, новобрачные при торжественном бракосочетании должны есть пирог, приготовленный из муки, размешанной на воде посоленной, и меда.

Почему невеста надевала белое платье

Данный цвет наряда символизировал чистоту и невинность девушки. Если барышня уже была в близких отношениях с парнем она ни имела права надевать белое платье. Это считалось неуважением по отношению к древним традициям.

Букет для невесты собирала свекровь. Он состоял из полевых цветов, которые приходилось искать даже в зимний период. Ведь такова традиция. Свадьба на Руси – это праздник всего села. Жители деревни пели и гуляли на протяжении трех дней. Считалось, что подобным образом проверяется выдержка молодоженов. Если они не могли высидеть трое суток, значит, счастья не видать.

На второй день жених и невеста покидали гостей и уходили на семейное ложе, заранее подготовленное заботливыми родственниками. Его оборудовали на сеновале, в хлеву или в бане. Потом посетить это место мог любой из гостей свадьбы, чтобы посмотреть рубаху невесты и удостовериться в ее невинности.


После возвращения на торжество, с девушки сваха снимала фату и надевала кику. Это головной убор, символизирующий, что девочка превратилась в женщину и теперь является хозяйкой дома.

Снимание сапога

В русском коренном обычае водилось и посейчас местами водится, что новобрачная должна разувать своего супруга. Этот обычай в древности, вообще говоря, изображал покорность, рабское отношение, даже унижение, потому что кто же снимает другому сапоги, если не человек, вполне подчинившийся. Из истории мы знаем, что этот обычай был даже во времена Владимира и то, что дочь полоцкого князя не захотела его разуть.

В Германии во времена Лютера был тот же обычай, чтобы в первую ночь брака снимала молодая супруга сапог и клала его на небо постели (в изголовье) как знак господства супруга над женою, мужчины над женщиной (порабощенной).

Омарий и Гербенштейн говорят о том, что в их пребывание в Москве даже на княжеских и боярских браках совершался обычай разувания и троекратное ударение плеткою, которую вместе с гостинцем клали в ларчик. Обряд этот продолжался в Литве до Ягеллона и доныне сохраняется в крестьянском быту.

Свадебные обряды на Руси. Старинные свадебные обряды

Большинство нынешних праздничных традиций нашей страны имеют корни, уходящие глубоко в прошлое. Так и со свадьбой. Все самое захватывающее и впечатляющее: предложение, предсвадебные гуляния и сам процесс бракосочетания — все эти свадебные обычаи достались нам от предков. И именно это скрашивает процесс. То, что придумано в наши дни, к сожалению, не может похвастаться яркостью и незабываемостью проведения. И еще печальнее тот факт, что не все традиции предков дожили до наших дней.

Куничное на свадьбе

В старых свадебных обычаях упоминается, должно быть, тоже какое-нибудь языческое предание. Куница в свадебных обычаях есть памятник норманнских налогов. Если сказать «куна, кона» (kona, kuno), что значит — женщина, это высказывается по истории, сбор новобрачных крестьян и вообще — простолюдинов. Куница, как мы увидим, осталась существенной единицей в наших простонародных песнях свадебного характера. В южнорусских песнях невеста уподобляется иногда черной кунице, а жених — черну соболю.

Мы должны припомнить из истории, что в России до введения монеты металлической предметом денег были преимущественно меха; отсюда возникают слова: куна, полкуны, пол ушка (полушка, медная мелкая монета). Если впоследствии явился металлический чекан, то, разумеется, была воспроизведена и сравнительная оценка и, как должно думать, порицание счета удержалось такое, которое существовало при кожаных деньгах.

Отсюда возникает сравнение молодых людей то с куницей, то с соболем как оценка достоинств, и сейчас у нас существует: «Взглянет — рублем подарит».

Было известно не в одной России, но во всей Европе девичье куничное, свадебная куница — выражение, согласовавшееся со значением окупа за невесту, выражение, равняющееся смыслу крепостного права и порабощения женщины[1]. Что существует и посейчас в некоторых губерниях России.

Религиозно-магические действия во время свадьбы

Свадебные обряды на Руси славились своей суеверностью, в чем опять же немалая заслуга язычества. И считалось, что время свадьбы — это подходящий момент для нечистой силы. Чтобы уберечь молодых от ее воздействия, проводилось множество ритуалов. Таким образом, молодоженов защищали от дурного влияния духов, а также от порчи и сглаза.

Свидетели, коими являлись друзья молодых, были нужны для того, чтобы запутать нечистую силу. Так, по верованиям предков, нечисть не могла найти настоящих будущих супругов, что не давало ей исполнить свои грязные замыслы. Помимо того, что в отводе злых сил участвовали друзья и родственники молодых, для этого использовались и различные предметы-обереги. Например, фата невесты служила некой защитой от темных духов. Когда передвигались на санях, то специально заметали дорогу после себя, что тоже должно было сбить со следа злые силы.

Выполняя все вышеупомянутые меры, родственники и друзья обеспечивали супругам счастливый брак, достаток и здоровье. В случае если свадьба происходила у овдовевших ранее людей, то подобным традициям отводилось мало внимания.

Свадебные птицы

Еще в язычестве у литовцев в первый день бракосочетания муж раздирал принесенную ему на постель жареную куропатку, часть которой давал есть своей супруге.

У немцев в средние века давали новобрачным жареную курицу, которая называлась брачною или любовною. Жареную курицу (куря вечерняя) в первый день подносили новобрачным и в России, как то видно из описания старинных свадеб XV столетия. В Москве и по сие время дарят молодых парой живых гусей в ленточках, а даже иногда и лебедей, а в старину на столах княжеских молодым подавали жареных лебедей. Есть поверье в народе, что только и можно есть лебедей новобрачным.

Свадебные обряды и обычаи на Руси
Константин Маковский. Боярский свадебный пир в XVII веке

Как это было раньше?

Изначально не было единого русского народа, а только лишь различные племена язычников. Каждому из них были свойственны свои культурные обычаи. Естественно, что и свадебные обряды этих племен различались между собой. У полян наблюдалось особое почитание к брачным узам. Они приветствовали гармонию в доме и трепетно относились к созданию новой семьи в своей общине. Чего нельзя сказать, например, о древлянах. У них преобладало варварское отношение к данному вопросу. Свадебные обряды и обычаи казались им чуждыми. И для мужчины такого племени не считалось постыдным украсть понравившуюся ему девушку. Причем она могла быть как из чужого племени, так и из своего.

Со временем племена сближались и сплачивались. Таким образом, объединяя свои культуры в одну единую.

Языческий древний свадебный обряд представлял собой пляски возле идолов. Так наши предки почитали своих богов, тем самым, закрепляя брак. Танцы при этом сопровождались массовым обливанием водой, прыжками через костер и пением ритуальных песен.

Значительные перемены принесло с собой крещение Руси. Таким образом, язычество и христианство тесно переплелись между собой. Как бы церковь не пыталась искоренить проявления язычества, так ничего и не вышло. По сей день в наших традициях присутствуют его элементы.

Тем не менее, с приходом христианства стало обязательным в день свадьбы посещать церковь. Таким образом, брак считался освященным. В остальном же все было как прежде — пир, затягивающийся до семи дней, танцы и катание на санях.

Головной убор новобрачной

Известно что в России новобрачной надевают на голову кокошник, кокуй или кику, расплетают косу надвое с известными при этом песнями. Обычай этот, по-видимому, перенят у татар, как думают Плено Карпин и Брунна; но Грим говорит, что и у немцев было обыкновение у новобрачной не распускать волос, а связывать их на голове и прикрывать чепцом. Тертуллиан говорит, что у язычников было обыкновение женщинам являться покрытыми, у евреев — тот же обычай, у русских фата изображает и до днесь символ стыдливости и скромности. Поэтому можно заключить, что все наши старинные обряды, отчасти исчезнувшие, отчасти существующие и поныне, не имеют полного характера новости или своеобразности, но скорее заимствование путем влияния от других народов.

Свадебные обряды и обычаи на Руси
Мария Молодых. Невеста

Как организовать такое мероприятие в старорусском стиле в наши дни?


Подготовка – важная часть организации современной славянской свадьбы:

  • Место торжества. Лучше выбрать лужайку, недалеко от водоема. Другой вариант – загородный дом или усадьба в русской стиле.
  • Приглашения. Это могут быть открытки с народным орнаментом, декорированные цветами и веточками.
  • Меню. На столе должны быть блюда русской кухни. Их разнообразие огромно: щи, уха, пироги, блины, томленое мясо, запеченная рыба, солености, грибы, селедка. Вместо торта лучше подать большой ягодный пирог.
  • Алкоголь. Его присутствие на русской свадьбе нежелательно. Если без него не обойтись, то лучше отдавать предпочтение русским напиткам: квасу, медовухе, настойкам на травах и ягодах.
  • Кортеж. Идеальный вариант – повозки, запряженные лошадьми. Если такой возможности нет, то машины можно украсить лентами с народным орнаментом, полевыми цветами.
  • Образ невесты. Для девушки лучше подобрать сарафан красного цвета в пол, с белой, вышитой блузой. Более привычный вариант – белое свадебное платье, отделанное вышивкой в народном стиле. На голове платок, либо венок из цветов. Традиционная прическа – коса.
  • Образ жениха. Состоит из шаровар, белой, вышитой рубахи, широкого пояса и сапог.

Баня, меха и солома брачной ночи

К числу народных обычаев, существовавших даже в царских и боярских домах, принадлежали: мытье в бане накануне свадьбы и после ее, также постилка ржаных снопов вместо постели и усаживание молодых на мехе.

Мытье в бане выражало чистоту брачного ложа и вообще чистоплотность, спанье на снопах — прибыток в доме, а на мехах сидение — богатство. Таковые обычаи существуют и поныне.

Свадебные обряды и обычаи на Руси
В. Перов. Накануне девичника. Проводы невесты из бани

Девичник и мальчишник

Накануне свадьбы невеста обязательно звала в гости подруг. Они шли в баню, мылись, а потом причёсывали волосы. Жениха и будущую семейную жизнь невесты было принято изображать в черных красках, так как это символизировало и прощание невесты с подругами и девичьей жизнью, и оберег от порчи.

Мальчишник же — достаточно поздняя традиция. Древнерусский жених шёл в баню один, и обычай предписывал ему, напротив, молчать. Но постепенно мальчишник тоже стал традицией.

Жених должен ответить на все вопросы, отгадать загадки и дать подружкам денег или конфет.

Иногда подружки просто прячут свадебные туфли невесты и требуют дать выкуп и за них.

Свадебные песни в отношении их значения

Кто не знает, кто не слыхал свадебных песен? Кто не понимает их значения? Все это очень просто до наивности. У римлян девицы пели песни до полуночи у спальни новобрачных. А у русских весь свадебный обряд сопровождается песнопением, как то видно из величаний и песен во время сговора, девичника и т. п.

В характере этих песен вообще высказывается приготовление к обязанностям жены и хозяйки, изображение замужней жизни, иногда выражение тоски девичьей при воспоминании о том, как волей-неволей она должна оставить дом родителей. Вообще так называемые свадебные песни содержат в себе отметки старинных обычаев, а в некоторых припевах упоминаются Ладо, Тур и Лель как славянские боги любви и радостей. В них встречаются синее море, горюч камень, терема и светлицы, скатерти браные, караваи перепечи, сахарные яства, гривны и проч. и тем указывают на свое старинное происхождение.

LiveInternetLiveInternet


Что такое древнерусская свадьба в предствлениях современного человека?

Можно сказать, что русская свадьба тех времен — это всеобщие гуляния с выпивкой и танцами, радость, праздник для всех и каждого, однако на самом деле свадьба представляла собой полностью продуманный порядок действий, заранее предписанный обычаями. Сложно даже вообразить все многообразие тех примет, порядков и принципов, на которых основывалась свадьба в старину.
Что такое древнерусская свадьба в предствлениях современного человека?


Можно сказать, что русская свадьба тех времен — это всеобщие гуляния с выпивкой и танцами, радость, праздник для всех и каждого, однако на самом деле свадьба представляла собой полностью продуманный порядок действий, заранее предписанный обычаями. Сложно даже вообразить все многообразие тех примет, порядков и принципов, на которых основывалась свадьба в старину. В целом современные представления о древнерусской свадьбе весьма размыты, полных и достоверных сведений практически нет, в основном, все что у нас осталось — летописи, материалы историков и некоторые археологические находки, позволяющие составить лишь общую картину.

Древние летописи же говорят о том, что как таковых общеславянских свадебных традиций не существовало, обычаи были различны у разных племен. Так, к примеру, поляне более уважительно относились к брачным узам, считали их священными, а супругам вменяли в обязанность взаимоуважение, сохранение мира в семье. Другие племена, такие как древляне, северяне просто похищали понравившихся девушек, в том числе из других племен, и без совершения каких-либо обрядов начинали с ними жить. Многоженство также не было редкостью в те времена.

У русских свадьба как система обрядов, закрепляющих брак, сложилась примерно к 15-му веку.


После запрещения языческих верований на Руси и введения христианства в бытовой обрядности образовался вакуум: обращаться к волхвам было нельзя, церковь еще не могла учесть все множество потребностей народа в сфере отправления обрядов. Если князья и бояре венчались в церкви, то для остального населения это пока не было доступно, еще не построили нужное число церквей, не полностью была переведена богослужебная литература Преемниками языческой обрядности какое-то время были скоморохи, выполняя обязанности языческих жрецов. Кстати церковь беспощадно боролась со скоморошеством и в итоге победила. В XVII веке скоморошество было запрещено царским указом.

Определить во всей полноте влияние скоморохов на обряд свадьбы и учесть всесторонне степень их участия в самой свадебной игре сейчас невозможно, но сохраненные фольклором реалии показывают, что диапазон их влияния и участия был достаточно велик: от музыкального сопровождения свадебного поезда до участия в народном способе закрепления брака и организации веселья во время свадебного пира в доме невесты и жениха, а также участие в отдельных эпизодах свадебной игры независимо от ее локальных разновидностей: выход «с крюком», «с конем», «за мячом», «садить тещу на яйца», читать опись приданого или «страмные» указы с правилами поведения в будущем молодой жены и пр. Возможно, что многие поколения русских скоморохов были создателями самых поэтических и веселых сторон в обрядовом комплексе свадебной игры. Их обязанности позднее перешли к свадебным дружкам.


Свадебное игрище переросло в обряд и стало развиваться двумя путями. С одной стороны, в великокняжеском, царском, боярском быту складывался торжественный обряд, следовавший церковному чину, насыщенный религиозным содержанием, хотя и хранивший элементы народного быта (из летописных описаний великокняжеских и царских свадеб XVI—XVII веков видно, что в них участвовали свахи, тысяцкие, дружки, поезжане, говорились обрядовые речи, молодых обсыпали хмелем, кормили кашей, водили в мыльню, сторожили с мечом и саблей наголо и пр.). С другой же стороны, в народное свадебное игрище проникали элементы не только церковной обрядности (венчание), но и церемониала из княжеского быта (жених — князь, невеста — княгиня). Вместе с тем в народную свадьбу стали входить комические сцены дружек, приезжавших за невестой и вступавших в полные остроумия, но не всегда скромные «перекоры» с ее родней. Эти перекоры заменили кровавую схватку, имевшую место в старину при умыкании невесты.

Старый дореволюционный обряд состоял из трех основных циклов: предсвадебного, свадебного и послесвадебного, что было одинаково для всех сословий. При самом строгом следовании обычаям первый цикл включал сватовство, осмотр дома, девичник, обрядовое посещение женихом и невестой бани (перед свадьбой). Второй цикл — это сбор свадебного поезда, приезд жениха за невестой, встреча молодых в доме родителей, привоз приданого, обряды после первой брачной ночи и т. п. Центральное место в нём занимал свадебный пир. К третьему, заключительному, циклу относились «отводины» — визиты молодых к ближайшим родственникам. Одинаковым для всех был обряд венчания. В остальном свадьбы каждого сословия различались. Многообразие ритуалов и суеверий делали непохожей деревенскую свадьбу на городскую, а дворянскую — на купеческую. Но все ритуалы были направлены на обеспечение согласия, богатства и потомства в семье.

Обычно свадьбу на Руси праздновали после праздника Покрова, когда собран весь урожай, а также на Красную горку. Главным украшением свадебной избы была вызревшая рябина. Гроздьями рябины украшали не только дом. Рябина являлась оберегом невесты. Веточку рябины затыкали за пояс наряда перед тем, как невеста должна была отправиться в церковь. Обязательным атрибутом свадьбы был пшеничный свадебный каравай, хотя не всегда семья могла позволить себе вкусный белый пшеничный хлеб. Хлебом и солью встречали молодых. В настоящее время свадебный торт украшают пластмассовыми фигурками жениха и невесты. Ранее же каравай украшали «семейным древом». Традиционная русская кукла «семейное древо» – это рогатина, на которой с одной стороны расположена фигурка невесты, с другой – жениха: две ветки, два рода сходятся в одну общую семью. А маленькая кукла, которая привязывалась внизу к веточке невесты, – это знак ребенка, который их соединит и сделает настоящей семьей.

В русской традиции была еще одна обрядовая кукла, которая называлась «неразлучниками». Ее с раннего утра в день свадьбы делала и дарила молодым свекровь. Сначала «неразлучников» подвешивали под дугу лошади, которая шла первой в «свадебном поезде», а затем вешали над ложем молодых.

Особенность «неразлучников» состоит в том, что у них одна общая рука взявшись за руки, молодожены идут по жизни вместе. Когда рождается первый ребенок, то между супругами подвешивают еще одну нитяную куколку и т.д. Обрядовые куклы присутствовали буквально во всех сферах жизни наших предков. Известно более двухсот разных кукол, но это — тема для отдельной статьи.

Пением обрядовых песен обычно сопровождался весь свадебный обряд. Существовали специальные «причитания плачи» невесты и её подруг. Величальные и корильные свадебные песни. В свадебных песнях упоминаются языческие боги любви и радости Лада, Тур, Лель и слова, имеющие старинное происхождение: горючь-камень, скатерти браные, перепечи, гривны и каравай.

Неизменным атрибутом любого бракосочетания являются, как известно, обручальные кольца. Как давно и где именно они возникли? Родина их — Восток, а оттуда они были заимствованы Древней Грецией. В свою очередь, этот обычай переняли римляне, а уж потом и весь мир!

Обручальные кольца являются, как и встарь, символом верности, неким залогом счастья и долгой семейной жизни. Можно рассматривать этот обычай и как отголосок бытовавшего некогда обычая купли женщины. С этого момента кольцо как бы давало знак другим мужчинам, что эта женщина уже принадлежит другому мужчине и «купить её нельзя».

В 800 г. Папа Римский Николай объявил о праве использования колец христианами, и с того дня кольцо стало служить знаком не только материальной сделки, но и означать «верность, постоянство и целостность любви». Оно должно было напоминать людям о святости брака. Есть также мнение что кольцо – это очень древний, архитипичный символ женского начала и плодородия. Надевая кольцо на палец молодожены символически соединяли «мужское» и «женское» в единый союз. Кстати крестьяне обручальных колец не носили, а надевали их только на венчании. Второй раз кольцо одевали только на похоронах. Венчальные свечи тоже хранили до дня погребения и клали в гроб покойного. Как пойдет речь ниже, свадебные и похоронные обряды были во многом схожи.

Во всем многообразии свадебных обрядов разных эпох и областей нашей родины хотелось бы выделить главное в любом из свадебных обрядов, а именно – инициацию для новобрачных. Празднество и гулянья лишь вторичны, хотя именно на этой части принято концентрировать внимание сегодня. Итак, свадьба была главной в череде инициаций славянской женщины. Мужчина проходил свои (мужские) инициации и к свадьбе был уже принят в общину, как взрослый мужчина. Для женщины же вступление в брак как раз и было этим переходом во взрослые члены общины. Считалось, что знания, необходимые для того, чтобы человек стал взрослым, могут дать только умершие предки. И дабы эти знания добыть, необходимо уйти в царство мертвых, то есть временно умереть.

Представления о невесте как о существе, находящимся между миром живых и миром мертвых, своими корнями уходят в эпоху доклассовых обществ и встречаются у многих народов.

По традиции после домашней помолвки невеста сразу надевала траур: в одних областях белые рубахи и сарафаны (белый цвет — цвет снега и смерти у славян), в других — черные (влияние христианского представления о скорби). В Архангельской губернии вообще голову невесты покрывал куколь, в котором обычно хоронили. После этого для девушки наступала пора исполнять обряд оплакивания своей судьбы. Плакать вовсе не означало — лить слезы, как может подумать современный читатель, а особым образом исполнять специальные обрядовые песни. Обрядовые плачи были двух видов свадебные и похоронные. И в том и в другом случае оплакиваемый совершал переход в иной мир. Мы уже привыкли за многие века считать, что так невеста прощалась с родительским домом. Но на самом деле из текста прощальных песен ясно, что речь идет о смерти: «за три леса, три горы и три реки», то есть в обитель нежити. Невеста оплакивала себя как покойника: на Новгородчине, например, до сих пор поется о саване, который она хочет получить в подарок. Нередко девушка в плачах обращалась к кукушке с просьбой передать весточку родителям. Это тоже не случайно: кукушка считалась птицей, беспрепятственно летавшей между двумя мирами.

Во многих странах невестам было запрещено говорить, смеяться, выходить на улицу, иногда даже садиться за общий стол. Они мертвы, им нельзя заниматься ничем, кроме приданого, и то лишь потому, что по поверьям, женским душам в потустороннем мире разрешено прясть и шить. Само слово «невеста» значит «неизвестная» (от «не ведать»), то есть обезличенная, как все покойники.

Некоторые обычаи хранят память о страхе, который когда-то испытывали родители перед своими «умершими» дочерьми. Именно он лежал в основе традиции запирать невест в чулане. В XIX веке этот обычай ещё практиковался, конечно чисто символически, в селах Рязанской и Псковской губерний. Для невест также шили специальные рубахи с рукавами ниже кистей, чтобы они не дотрагивались до людей и вещей — прикосновение мертвеца могло быть губительным. Наконец, и традиционное покрывало, трансформировавшееся позднее в фату, изначально было средством скрыть невестин взгляд, который некогда воспринимался всё равно что ведьмин. В Рязани невест до сих пор называют «русалками». Сейчас это метафора, а раньше — нет: в русской демонологии русалками были заложные покойники, то есть те, кто умер раньше отмеренного ему срока: убитые не на войне, утонувшие или наложившие на себя руки. Они превращались в живых мертвецов, скитающихся между двумя мирами и приносящих зло живым, пока не выживут свой век и не уберутся к покойникам навсегда. Такими же были и невесты.

В этом контексте становится понятен изначальный смысл обычая устраивать для невесты накануне свадьбы баню. Это не что иное, как омовение перед похоронами. В карельских деревнях новобрачную после этого даже клали, как покойника, в красном углу под образами. За нашу долгую историю этот обычай был многократно переосмыслен. В большинстве случаев его воспринимали как ритуальное бракосочетание с духом воды — чтобы было больше детей. С XV века баню стали использовать ещё и для проведения последней девичьей вечеринки Мальчишников, кстати, тогда еще не было. Они появились гораздо позже, но и тогда практически не содержали обрядовых действий.

На девичник собиралась женская родня и подруги невесты, с которыми она прощалась. Гости дарили девушке предсвадебные подарки. После этого, в одних регионах, подруги невесты расплетали ей косу, расчесывали волосы на пробор и заплетали в две косы, закручивая в бабий убор и закрепляя на голове. Разделяя волосы как бы разделяли женскую силу на две части для себя и будущего ребенка. Такую прическу носили только замужние женщины, и теперь молодой предстояло всегда заплетать две косы. В других регионах косу невесте расплетала сваха перед венчанием, а заплетали волосы заново в доме жениха. Есть также свидетельства, что косу отрезали и отправляли жениху, а он хранил ее как большую ценность.

Невеста прощалась со своей девичьей волей, расставалась с красотой (волюшкой) – передавала подружкам ленту, которой перевязывала волосы. Красотой (волюшкой) мог быть также другой предмет, символизирующий девичью красоту и свободу – кольцо, цветок, платок, коронка, обшитая лентами и мишурой и т.п., но чаще всего в качестве этого предмета выступала лента. Иногда красоту хранили незамужние подруги, иногда подруги передавали ее жениху, иногда невеста передавала ее младшей сестре – в зависимости от местной традиции.

В последнюю в отцовском доме баню невесту также отводили ее подруги. Девушки парили невесту вениками с красными лоскутами, причитали, прощаясь с ней. Дрова для бани и мыло брали со двора жениха.

Как уже говорилось выше, жених к свадьбе был уже инициирован и принят во взрослые члены общины, иначе он не имел права заводить семью. Отголоском этого обычая звучат особые фольклорные имена новобрачного, сохранившиеся в некоторых областях Центральной России. Так, в Смоленской губернии в XIX веке жениха все ещё называли «волком», а во Владимирской — «медведем». Уподобление зверю было забытым свидетельством того, что жених прошел обряд вступления в мужской союз, во время которого юношам необходимо было «превратиться» в своего тотемного предка. А волк и медведь считались мифологическими предками у большинства восточнославянских племен.

Итак, жених принадлежал к миру живых. Соответственно, в его задачу входило отправиться в мир мертвых, найти там свою невесту и вернуть её к жизни, сделав женщиной. Само прощание жениха с родителями и родственниками перед отъездом за невестой воспроизводит речь человека, лежащего на смертном одре.

Приехав к невесте, юноша обнаруживал, что её подруги не пускают его в дом. В Нижегородской губернии «охранницы» прямо заявляли, что в доме лежит мертвец. Единственный способ попасть туда — заплатить выкуп за ворота, двери, лестницу и т. п. В архаичных представлениях это типичная ситуация для живого, попавшего в потусторонний мир. Изначально надо было правильно назвать имена всех входов и выходов, дабы они открылись. Нечто подобное описывалось ещё в Египетской книге мертвых. Позже ритуал называния трансформировался в требование денежного выкупа.

Подруги, не желающие отпускать невесту, выступают здесь в роли её загробных спутниц. Одинаково одетые, они требовали у жениха, чтобы тот угадал среди них свою суженую, иными словами, снял с нее мертвенную безликость.Угадывать надо было до трех раз. Если все попытки были неудачны, это считалось дурной приметой — брак не будет крепким.

Но жених являлся к невесте тоже не в одиночку, с ним были дружка (главный распорядитель из женатых родственников жениха) и тысяцкий (обычно его крестный). Изначально Тысяцкими назывались должностные лица в Киевской, Новгородской и Московской Руси, первоначально военный начальник городского ополчения («тысячи»). Этот титул попал в народные свадебные обряды из обрядов более высоких сословий.

Эти двое – помощники жениха в царстве мертвых. В сказках и легендах такими помощниками обычно выступают разные волшебные существа и говорящие звери и птицы. Без них живой в мире мертвых очень уязвим. Отсюда огромное количество свадебных оберегов — более четырехсот. Тысяцкий являлся держателем свадебной казны и выкупал все, что положено по обряду. А дружка орудовал кнутом, хлеща им крест-накрест, отпугивая бесов. Он же мог помогать жениху искать невесту. Через плечо у него было повязано особое полотенце — вышитый красным рушник. Это был символ пути в иной мир: на рушниках опускали гроб в могилу, а иногда даже клали на покойного. Теперь дружка превратился в свидетеля, а погребальный рушник в синтетическую ленту на его плече.

После благословения родителей невесты свадебный поезд отправлялся в церковь. Иногда перед венчанием место жениха занимает младший брат или подросток, родственник невесты, у которого жениху необходимо выкупить место рядом с невестой. Обряд называется «продажа сестриной косы».

Невеста ехала со своей свахой и в некоторых случаях ложилась ей на колени, изображая умершую. В её руках был веник — оберег от нечистой силы, чтобы та не удерживала её от возвращения в мир живых. Теперь вместо веника невеста держит букет. Жених ехал с тысяцким. В Костромской и Ростовской губерниях свадебный поезд по дороге заезжал на кладбище, дабы духи предков не были в обиде, что у них забирают некогда им принадлежавшее.

После все участники свадьбы кропились колодезной водой, а телеги проезжали сквозь разложенный костер: полагалось очиститься после общения с миром мертвых. Тот же самый обряд, кстати, соблюдался на родинах, и на похоронах.

Но вот все предосторожности соблюдены, невеста выкуплена, отвезена в церковь, обвенчана и привезена в дом к жениху и уложена на брачное ложе. Далее следовало застолье. На Руси свадебный пир всегда являлся одной из важнейших составляющих свадебного ритуала. В подготовке свадебного пира принимало участие практически всё село, он являлся важным общественным событием в жизни села, которое по прошествии вспоминали ещё долгое время. Если какие-то семьи не устраивали свадебного пира, то это их решение подвергалось публичному осуждению, поэтому даже самые бедные в селе семьи прилагали усилия, чтобы найти средства и устроить достойный свадебный пир.

Итак все усаживаются за стол и начинают пировать.

Все, кроме молодых, перед которыми хотя и стоит жареная курица, но съедают они её лишь по окончании пира. Ни пить, ни есть молодым во время свадебного застолья не разрешается.

«Тетера на стол прилетела — молода спать захотела».

В разгар веселья молодые уходят в клеть, где заранее подготовлено брачное ложе. Под напутствие, молодожёны, захватив закутанный в рушник обрядовый каравай и курицу, закрываются в клети. У дверей (раньше – с обнаженным мечом) ходит дружка жениха, охраняя покой новобрачных.

Кунью шубу топтать! Друг дружку толкать! Здоровенько спать! Весёленько встать!

После таких, достаточно откровенных пожеланий, гости удаляются в дом, но через некоторое время посылают узнать о «здоровье». Если жених отвечал, что он в «добром здоровье», значит «доброе» свершилось.

Наутро, а иногда в тот же вечер, происходило вскрывание молодых. Тысяцкий открывал спальню, нередко это был просто чулан или клеть (ключи от спальни молодых хранились у него), и свахи шли за простыней или рубахой молодушки.

«Весёленько встав», молодые приступают к еде. Взявши курицу, новобрачный должен отломить ножку и крыло, после чего бросить их назад через плечо. Отведав курицы и каравая, молодые присоединяются к гостям, и веселье продолжается.

Если невеста «честная» — о дверь спальни били горшки, наряжали упряжку и ехали утром за родителями невесты (после венца на пиру у жениха их не было), приводили и начинали угощать и величать.

В доме мужа новобрачная надевала уже женскую, а не девичью одежду . В каждой области – это свой вариант костюма. Обычно белую рубаху с пестрой вышивкой и праздничную поневу (юбку) красного цвета. Наутро перед гостями появлялся заново рожденный человек, причем в древности это понималось буквально: та, что стала женой, меняла не только фамилию (родовое имя), но и личное имя. Эта метаморфоза «официально» закреплялась на следующий день через обряд поиска родственниками жениха невесты в доме её родителей: был человек — и нет. Иногда наоборот родители новобрачной приходили в дом жениха и ритуально не могли узнать свою дочь. Вроде как не она это, а совсем другой человек. С той же целью проводились и поиски покойного. Так ставилась ритуальная точка.

За ХХ столетие содержание и порядок традиционного свадебного обряда забылся окончательно. Из некоего сакрального акта пробуждения женского начала свадьба превратилась в большую вечеринку по случаю получения двумя молодыми людьми штампа в паспорте.

Вернуть древние обряды в современную реальность едва ли возможно, но возможно переосмыслить те, что еще практикуются в наши дни.

Макарова Наталья Воеводина Ольга

* статья — Похоронные обряды древних славян

Суженый

Происхождение этого слова надобно производить от судьбы, которая посылает невесте жениха. Самое слово «невеста» означает неизвестная, неведомая, указывает уже на тот русский обычай, когда девушку жених мог видеть только после венца в качестве новобрачной, точно так же и невеста своего суженого, так как оба молодые сочетались браком по воле не своей, а родительской. Отсюда понятно, что, называя в старину венчание «Судом Божиим», видели в этом обряде заневедомо сочетание молодых людей навеки, до могилы, возлагая свои надежды на Бога, который Сам в этом случае присуждает им брачный венец.

Кто делал выбор?

Как правило, выбор целиком ложился на плечи родителей молодых. Сватовство, смотрины и сговор также происходили под их контролем.

Если дети сами выбирали себе пару, то это считалось неуважением к родителям, и такие браки считались несчастливыми. Однако были случаи, когда родители одобряли выбор своего ребенка.

Молодые люди могли познакомиться на площадях, где часто проходили массовые гуляния. Девушки пели и танцевали. Парни играли на музыкальных инструментах (гуслях и балалайках), а также устраивали катания на лошадях, где демонстрировали перед прекрасным полом свою ловкость и смелость.

Свадебные причитания, голосование

Есть суеверие, что будто бы невесте необходимо в девичник и перед свадьбой плакать, основываясь на старинной поговорке: «Не плачешь за столом, будешь плакать за столбом». В некоторых местностях и по сие время существуют причитания или голосования, так, например, по словам профессора Снегирева, в Верховожском посаде, Сватаньем, невеста, покрытая фатою, среди подруг-девиц садится на возвышенное место с искусною причитальщицей и начинает причитать, то есть говорить напевным голосом приличное слово или привет отцу и матери, братьям, сестрам и всем родственникам, прощается со своим домом и, если ее выдают на чужбину, то и с подругами.

Свадебные обряды и обычаи на Руси
А.И. Корзухин. Девичник. 1889 г.

Когда и как проводилась подготовка к свадьбе?

Со стороны невесты приготовления к будущей свадьбе начинались практически с самого ее детства. Ее учили готовить, шить и прочим домашним делам.

Кроме того, существовала традиция, заключающаяся в том, что к свадьбе невеста обязана была сшить по полотенцу каждому родственнику со стороны жениха. Самому же будущему супругу предназначалась рубашка, сотканная руками невесты. Отрез материала для сарафана и платок для головы предназначались матери жениха.

Свадьба с трубами

На свадьбах русских царей и важных бояр, кроме песен, играли в трубы зурны, как то известно из описания свадеб в XVII веке[3]. Подобные свадьбы так и назывались свадьбы с трубами. Царь Алексей Михайлович во время бракосочетания своего с Натальей Кирилловною велел вместо труб и органов петь своим государевым певчим, дьякам, всем станицам попеременно строчные и демественные большие стихи из праздников и триодей хорошие стихи, со всяким благочинием. Совершением церковного обряда окончились песни и главные обряды свадьбы.

Смотрины

Примерно через неделю после обряда сватовства происходили смотрины – такая своеобразная презентация невесты родителям жениха. Помимо будущих молодоженов, на смотринах всегда присутствовали родственники с обеих сторон, а также близкие подруги девушки, которые сопровождали весь обряд песнями.

Знакомство жениха и невесты

Для будущей невесты это было нелегкое испытание.Разговаривать во время обряда она могла лишь в самых крайних случаях, нередко её просили продемонстрировать своё мастерство рукоделия или приготовить ужин для собравшихся под суровыми взглядами будущих родственников. Если презентация проходила успешно, отец жениха целовал невесту в обе щеки в знак того, что девушка ему понравилась. На смотринах девушка могла и отказаться выходить замуж. Однако встречалось подобное довольно редко, так как в те, далекие времена, мало какая девушка осмеливалась перечить своим родителям.

Беглые свадьбы. Тайные свадьбы. Самокрутка

Подобные свадьбы вообще совершаются без согласия родителей, так сказать, по тайной любви и соглашению молодых людей, тогда как на это нет и даже не ожидают родительского благословения. Есть несколько предлогов к такому венчанию: любовь между неравными по состоянию или богатству; хитрость жениха воспользоваться приданым невесты, а часто и ее капиталом, долгое безбрачие девушки — скучная жизнь между золовок, преследование мачехи, а часто — прикрыть беременность. Впрочем, бывает и так, что часто родители сами потворствуют беглым свадьбам во избежание расходов.

Во всяком случае, девушка сама принимает участие в побеге и даже, если может, то даже предварительно препроводит через верного человека к жениху свое приданое, а потом уж сама убежит. В доме жениха свадьба эта считается формальною.

После такого венчания молодые отправляются к родителям невесты, кланяются в ноги и просят прощения. В некоторых приволжских губерниях отец ударяет молодых по спине плетью и приказывает встать, затем прощает и благословляет образом и хлебом-солью. Даже если молодая беглянка не взяла ничего из своего приданого, то родители невесты отдают при этом его. Впрочем, есть и характерные отцы, но и те со временем отдают назначенную долю дочери, венчавшейся самокруткой.

[1] Впоследствии кунами или куницами назывались в Литве цепи, в которые заковывались при входе девицы, при церковном входе за нарушение целомудрия [2] См. с. 127 Рус. прост. празд. и обряды. М., 1839 [3] См. «Опыт повествования о древностях русских» Г. Успенского Ч. 1, 1818

Стилистика, символика и атрибуты

Для того, чтобы свадебный день прошел согласно традициям обязательно присутствие следующих атрибутов:

  • Рушник. Это вышитый кусок ткани в виде длинного полотенца. Он являлся защитой семьи и рода, его передавали от одного поколения к другому. Рушник использовался для поднесения каравая или другого угощения. Нельзя было наступать на рушник, так, семья лишалась защиты духов, обрекла себя и потомков на несчастья.
  • Домотканое полотенце. Его использовали для связывания рук молодым во время обручения. После, полотенце отдавалось в приданое невесте.
  • Каравай. Сладкий хлеб, красиво украшенный завитками, цветами, косичками. Чем богаче был каравай, тем счастливее и благополучнее была жизнь молодых. С помощью каравая совершался обряд почтения Матери Земле и Отцу Небу.
  • Кольца. Своей формой они символизировали солнце, которое было в почете славян, тогда еще язычников. Круг –символ гармонии, единства и верности.
  • Венок из цветов. Его одевала как невеста, так и жених. Венок – символ любви и солнечных лучей, спрятанных в травах и цветах.
  • Свадебник. Вышитый оберег, означающий одновременно созидательное и разрушительное начало солнца. Он означает сплетение двух родов, служит оберегом новой семьи. Свадебник дарили родители, после окончания церемонии бракосочетания.
Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: